Загадочный Русский Язык

Текстовая версия форума: Лингвистика

Полная версия топика: Загадочный Русский Язык
Полная версия форума: Лингвистика
Страницы: [1]2

Googmen
Скажи погромче слово «гром» —
Грохочет слово, словно гром.
Скажи потише: «Шесть мышат» —
И сразу мыши зашуршат.
Скажи: «Кукушка на суку» —
Тебе послышится: «ку-ку».
А скажешь слово «листопад» —
И листья падают, летят,
И, словно наяву, ты видишь осень
Жёлтый сад и мокрую траву...


Я создаю новую тему про наш родной Русский язык.
По свидетельству практически всех народов, русский язык один из самых трудных к изучению. Но в этой теме мы поднимем не тему познания, как таковую, а познавательную тему. Я расскажу вам то, что наверное вы здесь услышите впервые. Но обо всём по порядку..
Googmen



Оказывается, слова в русском языке могут начинаться с любого звука: гласного или согласного, за исключением звука [ы].
По фонетическим и орфографическим признакам можно легко определить иноязычные слова, пришедшие в русский язык из других языков:
1. С буквы и звука [а] начинаются, как правило, заимствованные слова. Русских слов на [а] очень мало: аляповатый, авоська, архаровец, ахинея; междометия: ага, агу, ай, ау, ах; частица: авось. Некоторые из русских слов являются просторечными: аж, ась или устаревшими: ахти, али.
2. Иноязычные слова явно «предпочитают» начальную букву э. Междометия э, эй, эх, а также экий, этак, этот — вот почти все русские слова с начальной э.
3. Слова, начинающиеся с буквы ф, по происхождению, за очень небольшими исключениями (фыркнутъ, филин), являются нерусскими.
Зато, если слово начинается с буквы щ, знайте, это слово общеславянское: щавель, щадить, щука, щель и др.
Googmen

Правописание безударных гласных в некоторых словах проверить ударением нелегко. Это удаётся только после вдумчивого рассмотрения состава слова. Например: в первом слоге слова столица пишем о потому, что в Древней Руси слово стол употреблялось в значении «княжение» (сравни: престол — трон). Говорили: Ярослав сел на стол отца своего Владимира. Отсюда древний Киев, где княжили великие князья, назывался стольным градом, т. е. столицей.
Правописание многих слов с безударными гласными могут объяснить этимологические «родственники».
Одолеть, долой, долина. Слово дол означает «низ, нижний край». Мы говорим: горы и долы. Долина — это низина между горами; подол — нижний край платья. Одолеть врага (всадника) первоначально значило сразить его, повергнуть в дол (вниз). А слово долой образовалось от дол так же, как домой от дом. Теперь вы знаете, что в этих родственных словах следует писать о, а не а.
Сновать, основной. Сновать — значит двигаться в одну и другую сторону. Снуют по улице пешеходы, снует из угла в угол зверь в клетке. Слово сновать родственно слову основа. Основа — нечто неподвижное, незыблемое, служащее опорой остальному, а сновать имеет как будто противоположный смысл — быстрое движение. Как же основа образовалась от сновать.
При тканье первоначально надо было двигаться взад и вперёд, набрасывая продольный ряд нитей на специальные колышки, — сновать. Наброшенные (основанные) таким образом продольные нити назывались основой. Между нитями основы с помощью челнока протягивались поперечные нити, и получалась ткань. Позже стали говорить о всякой мелькающей взад-вперёд вещи, что она снует.
Смородина. Название этой ягоды (первоначально, вероятно, чёрной смородины) происходит от сильного, не каждому приятного запаха, который она источает при созревании. Смород — древнее слово, обозначавшее дурной запах, вонь, смрад (сравните укр. сморид, просторечное смердеть}.
Любопытно, что слово вонь в старину обозначало вообще всякий запах, а слово вонять одного корня со словом нюхать (древняя форма — ухать, т. е. пахнуть). Сравните слова благовоние, благоухать. Между прочим, хороший запах, аромат, благовоние по-чешски — вуне.
Оказывается, слова гореть, горячий и горький одного происхождения. Первоначально горький обозначало «жгучий, неприятный на вкус». Зная это, вы не напишете эти слова через а.
По мнению некоторых языковедов, слово желудок родственно слову жёлудь, так древние лекари назвали орган пищеварения по его сходству с плодом дуба.
Поролон, этот лёгкий эластичный материал, назван в своей первой части по характерному свойству — пористости, обилию пор, а пенопласт — по способу приготовления — вспениванию, образованию пены.
Слова французского происхождения сервант, сервиз, сервиро-вать (накрывать стол, расставляя на нём посуду) родственны английскому слову сервис (обслуживание), так как все они происходят от латинского «сервис» — служу.
По-гречески космос — «устройство, порядок; мир, вселенная». Слово косметика — приведение в порядок кожи, волос, лица человека — восходит к другому греческому слову: косметике по-гречески значило «искусство украшать».
Googmen

Некоторые сложные слова имеют по два ударения. Первое назы-вается побочным, оно слабее и обозначается в словарях чёрточкой слева направо вниз: словообразование, засухоустойчивый, горнолыжник и пр. Второе ударение называется основным. В от-дельных трёхкомпонентных словах бывает и тройное ударение: авиамётеослужба, автомотоклуб и т. д.
В некоторых словах приставка как бы «перетягивает» на себя ударение: звук — отзвук, свист — присвист и др. При образо-вании отдельных приставочных или сложных слов приставка или первая часть сложного слова тоже «перетягивает» ударение
Googmen

Слово губка (предмет для мытья) образовано с помощью суффикса -к- от губа — гриб (слово с таким значением до сих пор сохранилось в диалектах и некоторых славянских языках). Таким же способом образовалось слово булавка от булава — старинное оружие в виде палицы с шарообразным утолщением на конце; на Украине и в Польше оно обозначало знак гетманской власти.
В русской речи нет буквы, обозначающей звонкую пару глухого звука [х], как это наблюдается, например, в украинском языке: грати [hраты] — играть, но грати [граты] — решётка. Однако звук [h] в русском языке встречается: например, в про-изношении без паузы звука [х] и последующих звонких согласных: их дом [hд], трёхбалльный [hб], трёхгодичный [hг] и др.
Googmen

Удвоенные согласные буквы в произношении обозначают долго-ту только тех согласных звуков, которые можно «тянуть»: вверх, дрожжи, воззвание, Алла, сумма, Анна, рассол и др. Остальные двойные согласные (взрывные) обозначают лишь краткую паузу (выдержку) после их произнесения: группа, брутто, Ницца.
Долгота и длительность выдержки согласных почти всегда соблюдается только в русских словах на стыке приставки и корня (вводить, раззолоченный, ссыпать, оттянуть), корня и суффикса (ранний, русский, искусство), а также в словах вожжи, дрожжи, жжёный, жужжать и под. В словах же иностранного происхождения долгота (длительность выдержки) сохраняется только в тех случаях, когда ударение падает на предшествующий гласный (ванна, вилла, группа, касса, манна, масса, программа, сумма, тонна) и в некоторых специальных терминах (нетто, брутто, диссонанс, пианиссимо и др.).
Googmen

Слово терра по-латыни обозначает «земля». Отсюда территория — земельное пространство с определёнными границами; терраса — площадка, уступ на склоне земли; террариум (террарий) — специальный ящик с землёй, песком для содержания земноводных и пресмыкающихся животных; террикон — отвал земли, камней (пустой породы) вблизи шахты.
По-латыни коллёгэрэ — «соединять, объединять». В связи с этим понятно будет значение и правописание слов коллектив — совокупность людей, объединённых общими целями; коллекция — собрание однородных предметов; коллегия — объединение лиц, образующих административный или распорядительный орган.
Googmen

Слова окрестность, окрестный происходят от слова крест, т. е. «на все четыре стороны». Таким образом, окрестность — это местность, расположенная вокруг центра, окружающее пространство.
Многие слова, обозначающие отвлечённые понятия, ведут начало от конкретных, предметных понятий. Возьмём, например, слово искусство. Как ни странно, оно происходит от слова кус, кусок. Путь образования этого слова был, вероятно, таков: кусать — вкушать (ощущать вкус; испытать, испробовать), искусить (соблазнить, прельстить, т. е. увлечь кого-либо чем-нибудь приятным, красивым) — искусство (первоначально — мастерство прельщать, увлекать прекрасным).
Зная это, вы не напишете слово искусный с буквой т, а слово искусство без буквы т. Первоначально слова лесть и прелесть обозначали почти одно и то же: обман, хитрость, коварство, козни. Отсюда прелестный вначале значило «хитрый, коварный, злокозненный», а позже — «возбуждающий, соблазняющий, совращающий с правильного пути». Современное значение слова прелестный появилось лишь в конце XVIII века. Значит, слова лестный, прелестный вы напишете правильно. Интересно отметить, что грамоты, воззвания, в которых Болотников, Разин обращались с призывом восставать против царя, назывались царским правительством то прелестными, то возмутительными. Таким образом, слово возмутительный тоже имело в то время несколько иное значение, а именно: возмущающий, подымающий народ на восстание. Этого же корня и слово смута (мятеж, восстание, раздоры).
Googmen

Слова, имеющие одно и то же лексическое значение в любом контексте (в том числе и в словосочетании), называются однозначными. Таких слов в русском языке большинство. Это чаще всего термины (алфавит, перпендикуляр, гортань), некоторые слова с конкретным значением (ноготь, дрова, щи, джем, табуретка) и др. Однако многие русские слова многозначны, т. е. имеют по два, три и более лексических значений.
В семнадцатитомном «Словаре современного русского лите-ратурного языка» зафиксировано 26 значений слова идти, 22 значения — стать, 21 — принимать, 20 — тянуть и др.
Итак, свойство слов употребляться в разных значениях называется многозначностью.
Например, слово играть имеет следующие значения:
1. Раз-влекаться, забавляться (дети играют).
2. Ставить на сцене, представлять (играть в спектакле).
3. Исполнять что-либо на музыкальном инструменте (играть на баяне).
4. Блестеть, сверкать, сиять (луч солнца играет на хрустале).
5. Искриться, пениться (напиток играет в бокале).
6. Находиться в деятель-ном, возбуждённом состоянии (воображение играет) и т. п.

Одно из значений многозначного слова бывает основным, исходным, остальные же — вторичные значения. Так, 1-е, основное значение слова идти — «двигаться, переступая ногами»: идти пешком, идти вразвалку. Важнейшим признаком основного значения глагола идти является движение. Отсюда появ-ляются вторичные значения этого слова, обозначающие различ-ные формы движения. Вот важнейшие из них:
1. Двигаться в определённом направлении (ехать, плыть, лететь): Поезд идёт быстро.
2. Отправляться, направляться куда-нибудь: Идти гулять.
3. Следовать к намеченной цели: Он шёл на древнюю Москву, взметая русские дружины. (П.)
4. Приближаться, наступать: Идёт весна.
5. О механизмах: быть в действии, действовать. Часы идут точно.
6. Об осадках: падать. Дождь идёт.
7. Протекать, происходить, совершаться: В школах идут эк замены.
8. Иметь какое-нибудь направление: Дорога идёт в гору.
9. Выходить, распространяться: Из трубы идёт дым.
10. Исполняться, ставиться (о спектакле, фильме): Сегодня в театре идёт новая опера.,
11. Подходить для чего-либо, соответствовать, быть к лицу кому-либо: Это платье ей идёт.
12. Получаться, ладиться: Работа идёт хорошо. Как музыке идти? Ведь вы не так сидите! (Кр.)
13. Разнообразные оттенки значений в устойчивых словосочетаниях типа: идёт на пользу, голова идёт кругом и т. д.
Googmen

Связи с первоначальным значением слова, на базе которого возникали другие значения, нередко утрачиваются. Так называемая внутренняя форма слова (состав основы, указывающий на мотивированную связь её звучания с данным значением) не всегда подсказывает нам признак, лежащий в основе названия. Если, например, слово подберёзовик имеет внутреннюю форму, т. е. соответствует сегодняшнему представлению о предмете (растёт под берёзами), то слова стрелять, ошеломить, опешить не имеют внутренней формы, т. е. связи с первичными значениями этих слов утрачены. Слово стрелять первоначально означало «метать стрелы», ошеломить — «ударить по шлему», опешить — «ссадить с лошади, сделать пешим».
Не последнюю роль в отборе и переосмыслении слов играет их фонетическая сторона, важная в практике коллективного труда, общения. Например, слова давай, даёшь не означают ничего конкретного, но они звучны, удобны для возгласа, поэтому в зависимости от обстоятельств получают значения «быстрее, поднажми, вперёд» и т. п.

Googmen

Слово лочтса (внутренний орган) образовано от исчезнувшего пока, родственно глаголу печь и существительному печень. К слову почка (побег растения) отношения не имеет, так как последнее образовалось от древнего глагола со значением «пухнуть», т. е. набухать.
В результате случайного совпадения образовались и омони-мы фокус (точка пересечения отражённых лучей) и фокус (ловкий приём, трюк). Средневековые колдуны для вызывания «духов» произносили заклинания — бессмысленные слова вроде «оке, покс, хокс» и т. п., считавшиеся магическими. Немецкие, голландские и английские циркачи произносили слова «хокус-покус», выделывая при этом разные таинственные штуки. Отсюда и произошло наше фокус (х изменилось в ф так же, как в имени Хома — Фома).
Научный термин фокус происходит от латинского фокус — «очаг», поэтому не имеет ничего общего с предыдущим словом.
Googmen
Рассмотренные нами омонимы обычно называются лексическими или полными омонимами. Они, как правило, относятся к одной и той же части речи и совпадают во всех основных грамматических формах. Например: заставить — «загородить чем-либо» и заставить — «принудить кого-либо что-либо сделать» и т. д.
Частичная (или неполная) омонимия характеризуется тем, что разные по значению слова совпадают по звучанию и написанию не во всех грамматических формах. Одними из неполных омонимов являются омоформы — грамматические омонимы.
Совпадение слов в этом случае объясняется грамматическими причинами и обнаруживается только в одной или нескольких формах. Например, пою (от петь) и пою (от поить). Здесь омоформы появляются только в форме 1-го лица единственного числа. То же явление омоформии наблюдается в глаголах лечу (от лететь) и лечу (от лечить), вожу (от водить) и вожу (от возить) и др.
Нередко омоформы относятся к различным частям речи: пила (имя существительное) и пила (глагол); лай (существительное) и лай (повелительное наклонение от лаять). Омоформы такого рода могут совпадать в нескольких формах: пила, пил (глагол) и пила, пил (имя существительное); лай, лая, лаем (существительное) и лай, лая, лаем (глагол).
Распространены омоформы среди прилагательных, причастий и порядковых числительных, перешедших в разряд существительных: родные края — мои родные, будущее время — наше будущее, второе место — подали на второе и др.
Чтобы не смешивать омофоны кампания и компания, полезно знать, что слово кампания происходит от латинского «кампус» — поле. И сейчас, имея в виду военные действия, мы часто говорим: поле битвы, поле брани. Теперь значение этого слова расширилось: мы говорим посевная кампания, избирательная кампания.
Слово же компания происходит от латинского «ком» — совместно, вместе и «панис» — хлеб, первоначально оно означало «сотрапезники». Сейчас компанией называют группу людей, проводящих вместе время или чем-нибудь объединённых.
Слово горн (труба) заимствовано из немецкого языка: Ноги — рог (сравните рожок — музыкальный инструмент). Так возник омоним исконно русского слова горн (плавильная печь), образовавшегося с помощью суффикса -нъ от той же основы, что и в глаголе гореть. Интересно, что в украинских диалектах Закар-патья, в которых как бы законсервировались многие слова вре-мён Киевской Руси, бытует слово горня — глиняный горшочек. Да и слово горшок родственно слову гоин.

Googmen

Синонимы — это слова одной части речи, различные по звучанию, но близкие по значению. Отличаются синонимы друг от друга обычно различной степенью выражения основного смысла (хотеть — желать — жаждать); разными оттенками значения (хотеть, желать — «ощущать потребность в чём-либо, преимущественно более близком и доступном, мечтать — «мысленно стремиться к чему-то более отдалённому», стремиться — «настойчиво добиваться чего-либо в действиях»); разными сферами стилистического употребления (лелеять мечту — поэтическое; алкать — книжное, устаревшее; иметь охоту, спать и видеть — разговорные).
Расширяя словарный состав языка, синонимы одновременно и обогащают наш язык, делают его ярче, выразительнее, разнообразнее. Знание синонимов необходимо для того, чтобы уметь выразить свою мысль наиболее точно, со всеми необходимыми оттенками, выбрав нужное слово из ряда других, близких по значению.
Googmen


Антонимия, как и многозначность, омонимия и синонимия, наблюдается на различных уровнях языка. Так, в уровне состава слова существуют антонимичные пары приставок: в- — вы-(внести — вынести), при- — у- (прийти — уйти), недо- — пере- (недосолить — пересолить), над- — под- (надземный — подземный), с- — раз- (сдвинуть — раздвинуть) и др. Образуются однокорневые антонимы и при помощи одиночных, «не-парных» приставок: не- (воля — неволя), без- (бес-) (шумный — бесшумный), анти- (военный — антивоенный), контр- (наступление — контрнаступление).
Соответственно существует антонимия и на уровне морфоло-гии и синтаксиса, когда к антонимам присоединяются противоположные по значению формы имён существительных с антонимичными предлогами в — из (въехать в сад — выехать из сада), к — от (подойти к другу — отойти от друга) и пр.
Обозначая противоположные, контрастные понятия, антони-мы широко используются писателями в качестве изобразительного средства. Они лежат в основе таких стилистических приёмов, как антитеза и оксюморон.
Антитеза — это противопоставление резко контрастных понятий для создания художественного образа. Широко известны строки: Ты и убогая, ты и обильная, ты и могучая, ты и бессильная, матушка-Русь. (Н.) Антитеза лежит в основе замысла многих крупнейших художественных произведений, что отражено в их заглавиях: «Преступление и наказание» Ф. Достоевского, «Далёкое — близкое» И. Репина, «Живые и мёртвые» К. Симонова и др.
Оксюморон — это стилистический приём сопоставления на первый взгляд несопоставимых, взаимоисключающих понятий. Не случайно об оксюмороне говорят, что это слова, которые, встретившись, начинают рычать друг на друга. Например: горькая радость, пышное природы увяданье (П.), убогая роскошь наряда (Н.), «Живой труп» (название пьесы Л. Толстого).

Googmen



Иногда мы путаем слова, похожие по звучанию, но совершенно различные по смыслу. Это приводит к ошибкам в употреблении таких слов, иногда к смешным случаям.
Однажды в метро кто-то назвал эскалатор экскаватором, чем развеселил окружающих, а одну старушку напугал: она решила, что произошёл обвал и для расчистки туда направили экскаваторщиков. Таких слов немало: встать (подняться) и стать (сделаться кем-либо); комплект (полный набор каких-либо предметов) и комплекс (сочетание определённых действий, свойств); невежа (грубый, невоспитанный человек) и невежда (необразованный, неуч); преобразить (изменить вид) и преобразовать (переделать, перестроить); поступок (действие, совершённое кем-либо) и проступок (провинность) и т. п.
К ошибкам такого рода приводит и неправильное понимание смысла словообразовательных элементов (приставок, суффиксов), которые могут не только придать слову новый оттенок (дружеский — дружественный), но и совершенно изменить его значение (остатки — останки).
Подобные слова, которые сходны друг с другом по своему звучанию или по морфологической структуре, называются паронимы (от греческих слов «пара» —около, близко и «они-ма» — имя).
Нередко паронимы, имея общий смысл, различаются некото-рыми компонентами значений, что определяет их разную лексическую сочетаемость.
Например, слова зачинщик и зачинатель обозначают чело-века, начавшего какое-либо дело. Однако слово зачинщик носит оттенок неодобрения, обозначая начавшего что-то неблаговидное: ссору, драку и пр. Слово же зачинатель употребляется только в положительном смысле. Поэтому нельзя сказать зачинщик соревнования (вместо зачинатель соревнования), не го-ворят и зачинатель скандала.

Googmen

В словарном составе русского языка можно выделить три основных пласта слов в зависимости от их происхождения: лексика исконно русская, старославянская, иноязычная (заимствованная).
Подавляющее большинство слов современного русского языка составляют исконно русские — те, которые возникли в русском языке или унаследованы им от общеславянского и восточнославянского языков. Общеславянские слова, унаследованные языком восточных славян от общеславянского языка (некоторые — от индоевропейского), употребляются (в различных фонетических вариантах) не только в русском, но и во многих современных славянских языках. Например: сестра по-чешски зезга, по-польски 8юз1;га, по-болгарски сестра.
Общеславянских слов в нашем языке сравнительно немного, но обозначают они жизненно необходимые и важные понятия: лиц по родству, занятиям (мать, отец, дочь, сын, жнец, крестьянин, пастух, гончар, воин, лекарь), жилище, домашнюю утварь, одежду (дом, изба, двор, окно, стол, свеча, мыло, шуба), пищу и продукты (пирог, каша, молоко, творог, сало), предметы сельского хозяйства, растения, животных (соха, плуг, серп, борона, вилы, берёза, пшеница, корова, бык, кляча, овца, свинья), предметы и явления природы (земля, гора, поле, луг, небо, тепло, солнце, холод, утро, день, зима, осень, село, город) и т. д.
Восточнославянские, или древнерусские, слова возникли на почве древнерусского языка в XI— XIV веках. Они являются общими для русского, украинского и белорусского языков, хотя могут различаться произношением: жить (рус.), жити (укр.), жыцъ (белор.). Таких слов очень много: дядя, племянник, мужик, плотник, зодчий, палата, кладовая, бечёвка, корзина, коромысло, кошка, ложка, мешок, скатерть, самовар, кочерга, лодка, овраг, забота, невзгода, рубль, целковый, двенадцать, двадцать, дешёвый, цветок, косынка, кружево, крыша и т. п.
Собственно русскими называются слова, появившиеся в русском языке с XIV века после разделения восточнославянского языка на русский, украинский и белорусский. Они образовались от исконно русских и иноязычных слов: бабушка, дедушка, женщина, мужчина, извозчик, ба-рин, мальчик, карапуз, ребёнок, телёнок, утка, кукушка, ласточка, грач, лягушка, мотылёк, огурец, одуванчик, ро-машка, ландыш, незабудка, вилка, булавка, краюха, лепёшка, леденец, ватрушка, сумерки, сказка, вьюга, ненастье, колыбель, прялка, рубаха, тряпка, фуражка и др.
Многие из собственно русских слов дают чрезвычайно выра-зительную оценку различным отрицательным явлениям, каче-ствам человеческого характера: волокита, шумиха, сплетни, лебезить, краснобай, растяпа, разиня, ротозей, тунеядец, негодяй.
Googmen

Старославянизмами называются слова и части слов, пришедшие в русский язык из старославянского — древнейшего письменного языка славян. В IX веке старославянский язык был письменным языком в Болгарии, Македонии, Сербии, а с конца Х века (после принятия христианства) широко распространился и на Руси.
Подвергшись звуковому и грамматическому влиянию русского языка, старославянский язык позже получил название церковнославянского и до XVII века употреблялся как одна из разновидностей русского литературного языка.
По своим смысловым признакам старославянизмы отличаются от исконно русских слов тем, что обозначают отвлечённые понятия (благо, великодушие, внимание, время, добродетель, милосердие, мужество, сострадание, чувство, общество); научные понятия (вселенная, изречение, искусство, истина, местоимение, понятие, правило, сознание); церковно-религиозные понятия (воскресение, жертва, порок, паперть, храм).
С фонетической стороны старославянизмы характеризуются: неполногласными сочетаниями -ра-, -ла-, -ре-, -ле- на месте русских полногласий -оро-, -оло-, -ере-, -еле- (град — город, здравый — здоровый, страж — сторож, страна — сторона, власть — волость, глава — голова, сладкий -— солодкий, бремя — беремя, плен — полон); сочетанием жд, соответствующим русскому [ж] (одежда — одёжа, чуждый — чужой, между — меж); звуком [щ], соответствующим русскому языку [ч] (мощь — мочь, горящий — горячий); начальными а, е вместо я, о (азъ — я, агнецъ — ягнёнок, един — один).
Старославянизмы отличаются и некоторыми словообразовательными элементами: приставками: воз-, из-, низ-, пре-, пред-, чрез- (воздух, изнемогать, низвергать, презирать, предпочитать, чрезмерный); суффиксами существительных: -ени-, -енств-, -еств-, -знъ, -изн-, -ни(е), -тель, -тай, -ч(ий), -ын(я) (единение, главенство, существо, жизнь, укоризна, внимание, хранитель, ходатай, кормчий, гордыня); суффиксами прилагательных и причастий: -айш-, -ейш-, -ащ-, -есн-, -им-, -ом-, -ущ-, -енн- (крепчайший, добрейший, сидящий, чудесный, гонимый, ведомый, грядущий, благословенный)', первой частью словосложений: благо-, велико-, добро-, душе-, зло- (благодарить, великодушие, добродетель, душеспасительный, злословие). Старославянский язык внёс большой вклад в развитие русского языка: он обогатил его словами, имеющими отвлечённое значение, пополнил научную терминологию, увеличил количество приставок и суффиксов, обогатил синтаксис русского языка и его стилистическую систему.
Многие старославянизмы стали общеупотребительными: время, среда, пламя, праздник, храбрый; другие стали архаизмами и ушли из языка: длань, древо, агнец, ланиты. Иногда устаревшие старославянизмы как бы возрождаются и получают широкое распространение. Так, в последнее время стали часто употребляться такие слова, как милосердие, сострадание, великодушие, храм, воскресение, благословенный, порок, гордыня и др.

Googmen

Заимствованные слова

Заимствованными называются слова и части слов (морфемы), взятые одним языком из другого. Ещё А. Пушкин назвал русский язык «переимчивым и общежительным». Богатство и самобытность русского языка нисколько не пострадали от такого гостеприимства, так как, во-первых, иноязычных слов значительно меньше, чем исконно русских и старославянских, а, во-вторых, заимствование — это естественный путь взаимообогащения языков. В свою очередь, многие русские слова проникли и проникают в языки других народов. В книге «Судьбы родного слова» писатель А. Югов рассказал интересный случай:
«Однажды будущих исполнителей русских былин и сказаний перед выходом на сцену наставляли их руководительницы. Одна из них была почти неграмотной, простой сказительницей. На вопрос, что и для кого читать, она ответила:
— Слово к человеку примеряйте!
Другая же сказала:
— Ориентируйтесь на интеллектуальный горизонт, на сферу интересов аудитории.
Мысль та же, но ведь ни одного русского слова!»
Так что же, может быть, вообще следует избегать иноязычных слов в нашей речи? Вопрос этот сложен, и ответить на него простыми «да» или «нет» — нельзя. Нужно хотя бы вкратце ознакомиться с путями проникновения иноязычных слов в нашу речь, с характером их употребления.
Русский народ издавна славился гостеприимством и миролюбием. Уже в глубокую старину русские охотно общались с соседними народами, налаживали с ними торговые и культурные связи. Естественно, что на протяжении многих веков в русский язык посредством живого общения проникали иноязычные слова, обозначавшие новые понятия. Многие из них, заимствованные в глубокой древности, настолько укоренились в нашей речи и обрусели, что уже совершенно не ощущаются как иноязычные. И действительно, разве не по-русски звучит пушкинская строка Ямщик сидит на облучке в тулупе, в красном кушаке? А между тем и ямщик, и тулуп, и кушак — слова тюркского происхождения. А вот другая фраза: Мебель в комнате была простая: кровать, гардероб, скамья, сундук. Здесь русские слова только простая и предлог в, остальные слова заимствованные: мебель, гардероб — из французского, комната — из латинского, кровать, скамья — из греческого, сундук — из тюркского языков.
Наиболее древними заимствованиями считаются слова, пришедшие к нам из скандинавских языков — шведского, норвежского, исландского: акула, кнут, крюк, пуд, имена Олег, Ольга, Глеб.
В связи с набегами на Русь тюркских кочевых племён (половцев, печенегов, турок, татар) в русский язык проникают тюркизмы: алмаз, арба, башмак, буран, деньги, каблук, карандаш, лошадь, табун, чердак, шалаш, туман, чугун и др.
Многие слова в древности заимствованы русским языком из греческого (сцена, театр, тетрадь, сандалии, скелет, хор, эхо). Ши-роко распространились в русском и европейских языках греческие корни: авто- (сам), аква- (вода), био- (жизнь), гео- (земля), зоо- (животное), косм- (вселенная), микро- (малый), моно- (единый), нео-(новый), теле- (далеко), фоно- (звук, голос). При помощи этих корней до сих пор образуются понятные всем слова — интернациона-лизмы.
В XVII—XVIII веках к нам проникли многие слова из латинского языка, который долгое время был литературным языком почти всей Западной Европы. В основном это научные и общественно-политические термины: доктор, квадрат, линия, мускул, пульс, станция, температура, цирк, экзамен. В средние века в русский язык пришло немало слов из западноевропейских языков. Так, из немецкого (нередко через польский язык) заимствовалась военная, производственная, бытовая лексика: офицер, фронт, штаб, верстак, слесарь, маляр, цех, тарелка, галстук, шляпа, ярмарка и пр.
Французские слова заимствовались чаще всего для обозначения предметов одежды (костюм, кашне, шарф, шинель, фасон), мебели (гардероб, табурет, этажерка), пищи (сосиски, пюре, соус, майонез, компот), туалета (одеколон, массаж, маникюр), искусства (партер, фойе, премьера, этюд, эскиз) и пр.
Ещё в Петровскую эпоху началось заимствование голландских слов — прежде всего морской терминологии (верфь, гавань, лоцман, матрос, трап, трюм, флот, шлюпка, штиль, шторм, штурман, рубка, руль, яхта), некоторых других слов (брюки, зонтик, кнопка, флаг, шпала, ситец).
Из английского языка заимствовалась техническая лексика (бульдозер, вагон, комбайн, конвейер, трактор, трамвай, экскаватор, рельс), спортивная (волейбол, баскетбол, футбол, матч, спорт, старт, теннис, чемпион, финиш, хоккей), общественно-политическая (бойкот, митинг, клуб, рекорд, интервью), бытовая (холл, сквер, клумба, лифт, джем, коктейль).
Из итальянского языка заимствованы в основном термины музыкального, сценического и изобразительного искусства (виолончель, соло, дуэт, трио, флейта, фортепиано, пианино, сопрано, тенор, опера, карикатура, мозаика, студия), названия некоторых пищевых продуктов (конфета, макароны, помидор, салат, сарделька, торт), других предметов (картон, карусель, салфетка, фонтан).
Заимствования настолько прочно вошли в русский язык, что, как правило, даже не имеют соответствующих русских синонимов. Таким образом, избегать их в речи нет смысла, да и невозможно. Совсем другую картину представляют поздние заимствования, преимущественно из греческого, латинского и французского языков, появившиеся у нас в основном книжным путём и поэтому носящие окраску книжного стиля (специальная терминология из различных областей науки, техники, искусства, общественно-политической жизни и т. п.). Многие из них имеют русские синонимы, например: абсолютный — полный, совершенный; абстрактный — отвлечённый; абсурд — нелепость, бессмыслица; активный — деятельный; детально — подробно, обстоятельно; вульгарный — грубый; игнорировать — пренебрегать; идеальный — совершенный, образцовый; изолировать — обособить, отделить; интенсивный — напряжённый, усиленный; контакт — соприкосновение, связь, общение; контур — очертание; ликвидация — прекращение, устранение, упразднение; оригинальный — своеобразный, самобытный; пассивный — бездеятельный, безучастный; персональный — личный; рациональный — разумный и т. д.
Но значит ли это, что указанных иностранных слов следует всегда избегать в речи, заменяя их русскими? Нет, не всегда. В книж-ной и особенно в научной речи они, как правило, уместны и необходимы в качестве специальных терминов. Например, в публицистической статье латинское слово актуальный едва ли можно заменить русским словом важный, так как актуальный — это «очень важный для настоящего времени, отвечающий важнейшим запросам современности». А вот в обычной речи это слово может оказаться не-уместным: Мы тут решали с дружком разные актуальные вопросы. Создаётся впечатление, что говорящий, решив щегольнуть своей начитанностью, «ввернул» иностранное слово «для пущей важности».
Итак, многие заимствованные слова, если их употреблять разумно, к месту, обогащают нашу речь, делают её точной и выразительной. И, напротив, неуместное использование иноязычных слов, злоупотребление ими засоряет речь, делает её претенциозной и манерной. «...Охота пестрить речь иностранными словами без нужды, без достаточного основания, противна здравому смыслу и здравому вкусу», — писал В. Белинский. В художественной литературе писатели часто вводят много иноязычных слов специально для создания комической ситуации, сатирического изображения персонажей.
Googmen

Полминутки для шутки

Прочитайте отрывок из рассказа М. Зощенко «Обезьяний язык», и вы поймёте, почему писатель так назвал свой рассказ. Подходит ли приведённая выше цитата Белинского к «героям» рассказа?
«Трудный этот русский язык, дорогие граждане! Беда, какой трудный.
Главная причина в том, что иностранных слов в нём до чёрта. Ну, взять французскую речь. Всё хорошо и понятно. Кескесе, мерси, комси — все, обратите внимание, чисто французские, натуральные, понятные слова.
А нуте-ка, суньтесь теперь с русской фразой — беда.
Вся речь пересыпана словами с иностранным, туманным значением.
От этого затрудняется речь, нарушается дыхание и « треплются нервы.
Я вот на днях слышал разговор. На собрании было. Соседи мои разговорились.
Очень умный и интеллигентный разговор был, но я, человек без высшего образования, понимал ихний разговор с трудом и хлопал ушами...
Началось дело с пустяков. Мой сосед, не старый ещё мужчина, наклонился к своему соседу слева и вежливо спросил:
— А что, товарищ, это заседание пленарное будет али как?
— Пленарное, — небрежно ответил сосед.
— Ишь ты, — удивился первый, — то-то я и гляжу,что такое? Как будто оно и пленарное.
— Да уж будьте покойны, — строго ответил второй. —
Сегодня сильно пленарное, и кворум такой подобрался — только держись.
— Да ну? — спросил сосед. — Неужели и кворум подобрался?
— Ей-богу, — сказал второй.
— И что же он, кворум-то этот? — Да ничего, — ответил сосед, несколько растеряв-шись. — Подобрался, и всё тут.
— Скажи на милость, — с огорчением покачал головой первый сосед. — С чего бы это он, а?
Второй сосед развёл руками и строго посмотрел на собе-седника, потом добавил с мягкой улыбкой:
— Вот вы, товарищ, небось не одобряете эти пленарные заседания... А мне как-то они ближе. Всё как-то, знаете ли, выходит в них минимально по существу дня... Хотя я, прямо скажу, последнее время отношусь довольно перманентно к этим собраниям. Так, знаете ли, индустрия из пустого в порожнее.
— Не всегда это, — возразил первый. — Если, конечно, посмотреть с точки зрения. Вступить, так сказать, на точку зрения и оттеда, с точки зрения, то — да, индустрия конкретно.
— Конкретно фактически, — строго поправил второй.
— Пожалуй, — согласился собеседник. — Это я тоже допущаю. Конкретно фактически. Хотя как когда...
— Всегда, — коротко отрезал второй. — Всегда, уважаемый товарищ. Особенно, если после речей подсекция заварится минимально. Дискуссии и крику не оберёшься...»

Googmen

Аналогия (от греч. соответствие) — это частичное сходство между предметами, явлениями. Будьте осторожны с нею при написании иноязычных слов. Нередко, например, произносят и пишут «инциндент» вместо правильного инцидент (от лат. случай, в современном значении — неприятное происшествие, недоразумение) по аналогии со словами претендент, корреспондент.
Запомните произношение и правописание некоторых подобных слов.
Дерматин (не дермантин!) — клеёнка, заменитель кожи. От греч. дерма — кожа. Родственные слова: дерматит, дерматоз (заболевания кожи), дерматолог (врач по кожным болезням).
Интриган (не интригант!) — человек, склонный к интригам, скрытым злоумышленным действиям. От франц. — запутывать, сбивать с толку.
Компетентный (не компентентный!). От лат. компетэнтис — надлежащий, соответствующий:
1) опытный в определённой отрасли, в каком-либо вопросе;
2) полномочный, полноправный в решении каких-либо вопросов.
Компрометировать (не компрометировать!). От франц. компромат? — обесславливать, подрывать репутацию. В современном значении — вредить кому-либо во мнении других, ставить кого-нибудь в неловкое положение; порочить, позорить.
Констатировать (не констатировать!). От лат. . констат — известно. В современном значении — устанавливать наличие, несомненность чего-либо; подтверждать, свидетельствовать что-нибудь.
Googmen


Почему в русский язык проникают иностранные слова? Причины этого явления бывают внеязыковые и языковые. Внеязыковые причины коренятся в социально-исторических условиях, при которых разносторонние связи между народами неизбежно и естественно вызывают взаимопроникновение языков.
Одна из языковых причин — стремление устранить многозначность слова или уточнить его значение. Например, слово конец обозначает: предел, границу чего-либо; последний момент (о времени); смерть; расстояние между двумя отдалёнными точками и др. Чтобы устранить эту многозначность, было заимствовано: из английского языка — финиш (заключительная часть спортивных соревнований); из итальянского — финал (конец какого-либо события, дела, явления); из греческого — эпилог (заключительная часть литературного произведения).
Другая, также языковая причина заимствования — стремление заменить длинное наименование одним словом: положение тела — поза (франц.); меткий стрелок — снайпер (англ.); дви-жение рукой, сопровождающее или заменяющее какое-либо высказывание, — жест (франц.); насыпь для ограждения местности от затопления — дамба (гол.) и т. п. В сознании многих существует некоторый «гипноз» ино- язычных, экзотических слов. Поэт Владимир Орлов иронически писал об этом:
Мне не даёт экзотика покоя —
Меня бросают в холод и жару
Тамтамы, томагавки и каноэ,
Торосы, альбатросы, кенгуру.
А между тем значение почти всех заимствованных слов на поверку оказывается самым обыкновенным: тамтам (из малайского) — это дословно то же, что наше «бумбум», каноэ в языке индейцев Северной Америки — просто лодка, альбатрос по-португальски — буревестник, арена по-латыни первоначально обозначала песок, динамо по-гречески — сила, лидер по-английски — ведущий, раунд, ринг — круг, кольцо.


продолжение следует
Googmen
Огромное количество слов современного русского языка обозначает жизненно важные понятия (мир, жить, дорогой, я, мы и. др.) и составляют общеупотребительную лексику. Эти слова известны всем и используются повсеместно.
В отличие от общеупотребительной лексики есть лексика ограниченной сферы общения, т. е. применяемая не везде и понятная не всем. К ней относится лексика народных говоров (диалектов), или диалектная лексика (петух — кочет, певень; говорить — гутарить; каждый — кажинный и др.), а также специальная лексика — профессионализмы. Это слова, употребление которых ограничено пределами какой-либо профессии, специальности: пневмония — медицинское название воспаления лёгких; эрозия — так почвоведы именуют размывание или выветривание почвы; лексемой языковеды называют слово в совокупности всех его форм и т. п.
К лексике ограниченного употребления относятся и жар- гонизмы — слова, употребляющиеся той или иной социальной группой людей: учащимися (кол — единица, пара — двойка), студентами (пара — сдвоенная лекция, окно — свободное время между лекциями), так называемый «блатной» жаргон (глаза — зенки, моргалы, лупалки; лицо — будка, вывеска; расколоться — признаться на допросе; тюряга — тюрьма и пр.).
Слова названных лексических групп употребляются в определённых стилистических и контекстных условиях: для придания речи точности, местного колорита, для характеристики персонажа (таково, например, использование диалектной лексики и жаргонизмов в художественных произведениях).
Googmen

Учёные-лингвисты считают, что специальная лексика, язык терминов и документов должны быть точны, определённы и недвусмысленны. Но и сюда проникает образно-переносный смысл, метафоризация, особенно в общественно-политическую лексику: горячие точки планеты, очаги напряжённости, эшелоны власти и др.
Во второй половине XX века в публицистику и художественную литературу хлынул мощный поток технических терминов из самых различных отраслей науки и техники, особенно фразеологизмы терминологического характера: цепная реакция, запас прочности, быть на выходе, запрограммировать что- либо, вакуум (физика, электроника), выйти на связь, настроиться на волну (радио), показать крупным планом, вынести за кадр (кинематография, телевидение), дальний прицел, командные позиции, направление главного удара (военное дело), болевая точка, загнать болезнь внутрь, быть в шоке (медицина) и т. п.


В основе своей диалекты — это говоры крестьянского населе ния. Диалекты до сих пор сохранили фонетические, морфологи ческие и синтаксические особенности. Литературный язык по стоянно черпает из диалектов новые выразительные средства.
Из диалектов в литературный язык пришли слова стог (се на), копна, омуль, зыбь, мямлить, хилый, земляника, цапля тайга, стрекоза, учёба, косовица, глухомань, новосёл и др.
Многие русские писатели и поэты — Н. Гоголь, И. Тургенев А. Кольцов, Н. Некрасов, Д. Мамин-Сибиряк, П. Бажов и др. — использовали диалектные слова как одно из выразительны? средств языка. Вспомните «Бежин луг» И. Тургенева, стихг Н. Некрасова, сказы П.-Бажова.
Googmen

В повседневной речи одни слова употребляются нами часто, другие — редко. Старые, но нисколько не устаревшие слова земля, вода, человек, жить, ходить, книга, школа, карандаш, тетрадь, один, десять, хорошо и др. одинаково часто употреблялись в древности и используются сейчас, хотя среди них, помимо исконно русских, есть и заимствованные. Они относятся к активной лексике и составляют ядро лексической системы современного русского языка.
Слова, понятные всем, но малоупотребительные в ежедневном общении, относятся к пассивной лексике. Это прежде всего слова устаревшие или специальные: отрок, реляция, внимать, анамнез, сальдо и т. п.
Надо сказать, что в речевой практике разных людей активный и пассивный словари не совпадают в своих границах. Это объясняется различиями в возрасте, жизненном опыте, уровне образования, профессии. Так, не употребляющийся большинством говорящих специальный медицинский термин анамнез (сведения об истории развития болезни) — элемент активного словаря в речи врача; привычный для каждого бухгалтера термин сальдо (остаток при сведении дебета и кредита) в речи людей, не знакомых с этой профессией, — редкое, малоупотребительное слово (и, стало быть, для них это элемент пассивного словаря). Устаревшие слова в зависимости от причин их устаревания делятся на историзмы и архаизмы. Историзмы — это названия предметов и явлений, которые исчезли из жизни в процессе исторического развития. Такие слова не имеют синонимов и используются в исторической литературе для называния понятий той эпохи, о которой идёт речь.
Сюда относятся названия старых мер длины, веса (аршин, вершок, сажень, верста, фунт, пуд), старинной одежды и обуви (армяк, кафтан, камзол, лапти, клобук), названия учреждений и должностных лиц (вече, управа, воевода, исправник, городничий, урядник, столоначальник, городовой, околоточный, ротмистр, жандарм), лиц по профессии, занятию (стрелец, стражник, ратник, приказчик, лавочник, кабатчик, коробейник, ямщик), старых учебных заведений и учащихся (бурса, институтка, курсистка), других бытовых понятий (корчма, лабаз, алтын, целковый, гривна, фаэтон, конка, челобитная) и т. п.
Архаизмы — это устаревшие и вышедшие из употребления слова, которые имеют синонимы в современном языке: агнец (ягнёнок), ведать (знать), внимать (слушать), врата (ворота), глас (голос), грясти (идти), длань (ладонь), днесь (сегодня), дщерь (дочь), зело (очень), зреть (смотреть), кормчий (рулевой), ланиты (щёки), нарекать (жаловаться), отрок (юноша), пиит (поэт), ратай (пахарь), снедь (еда), твердь (земля, суша), чадо (ребёнок), чело (лоб), ибо (потому что), дабы (чтобы) и др.
Противоположным процессу устаревания слов и выпадения их из активного словаря является процесс возникновения в лексической системе новых слов.
Неологизмы — это новые слова, которые появляются в языке для обозначения новых понятий в результате развития общественной жизни, науки и техники, для наименования новых предметов, их признаков, действий.
Каждая историческая эпоха имела свои неологизмы, которые впоследствии становились привычными словами, входя в общее употребление. Так, в эпоху Петра I были заимствованы из некоторых европейских языков и стали неологизмами слова адмиралтейство, верфь, гавань, дивизия, кабинет, канцелярия, коллегия и др., но уже через десяток лет они прочно вошли в словарь русского языка и перестали ощущаться как неологизмы.
Много неологизмов появилось в 20—30-е годы XX века для обозначения новых явлений в нашей жизни: советы, воскресник, субботник, ударник, пятилетка, актив, госплан, универмаг и др. Впоследствии эти слова уже не воспринимались как новые. С другой стороны, слова продразвёрстка, комбед, ликбез, рабфак, нэп, которые вначале были неологизмами, теперь стали историзмами.
В 60—70-е годы появились десятки новых неологизмов: аэробус, бионика, видеотелефон, лазер, делътаплан, оргстекло, транзистор, поролон, стыковаться, прилуниться и др. В последние годы в нашу речь вошли такие слова, как аэробика, кроссовки, дискотека, телемост, аудиовидеотехника, спонсор, ваучер и др.
Приведённые здесь примеры относятся к общенародным языковым неологизмам. Те из них, которые прочно вошли в обиходную речь, быстро перестают быть неологизмами. Несколько иначе обстоит дело с авторскими неологизмами — словами, которые придумали конкретные писатели, поэты. Такие индивидуально-авторские неологизмы, как промышленность (Н. М. Карамзин), головотяпы (М. Е. Салтыков-Щедрин), стушеваться (Ф. М. Достоевский), вошли в общее употребление. Большая же часть их, не утрачивая своей новизны и свежести, не входит в общенародный язык. Таковы, например, слова и выражения огончарован, широкошумные дубравы, тяжело-звонкое скаканье (А. С. Пушкин), зеленокудрые (Н. В. Гоголь), громокипящий кубок (Ф. И. Тютчев), оравнодушел, лимонадно (А. П. Чехов), среброснежная (А. А. Блок), выпеснитъ сердце (С. А. Есенин).
Googmen

Архаизмы встречаются на различных уровнях языка. Так, слва, целиком (а не какими-то отдельными своими элементами) отличающиеся от современной лексики, называются лексическими архаизмами (десница — правая рука, лицедей — актёр, оный — тот и др.). Слова, употреблявшиеся в старину в ином, чем сейчас, значении, составляют группу семантических архаизмов: слово позор раньше употреблялось в значении «зрелище», обыденный значило «сделанный за один день», восстать употреблялось в смысле «встать, принять вертикальное положение» и т. д.
Архаизмы могут отличаться от современных слов по звучанию — это фонетические архаизмы: нощь (ночь), клоб (клуб), град (город), хлад (холод), шкап (шкаф), или же по морфемной структуре — это морфологические архаизмы: рыбарь (рыбак), воитель (воин), толстота (толщина) и др.
К морфологическим архаизмам относят также слова, отличающиеся от современных особенностями словоизменения
Googmen

Фразеологизм голубь мира получил широкое распространение с апреля 1949 года, со времени первого созыва Всемирного конгресса сторонников мира. Французский художник Пабло Пикассо создал рисунок для международной эмблемы мира, изображающий голубя с оливковой ветвью в клюве. Ещё в древнем библейском мифе о Всемирном потопе голубка приносит Ною в ковчег оливковую ветку — известие о том, что стихия умиротворилась. В Древнем Риме символом мира были голубки, свившие гнездо в опрокинутом шлеме Марса, бога войны.
Выражение люди доброй воли (т. е. люди, стремящиеся к благу народов, к миру) прочно вошло в нашу речь после опубликования и перевода на русский язык воззвания, принятого в 1950 году в Стокгольме сессией Постоянного комитета Всемирного конгресса сторонников мира. В нём были такие слова: «Мы призываем всех людей доброй воли всего мира подписать это воззвание». Люди доброй воли— это буквальный перевод английского выражения реорlе оf gооd will.
Фразеологизм мал золотник, да дорог (т. е. хоть незначительный с виду, но ценный) вошёл в нашу речь задолго до введения метрической системы. Слово золотник обозначало старую русскую меру веса — 1/96 фунта, т. е. около 4,26 г. На зоотники мерили драгоценные металлы (сравни выражение на вес золота).
Выражение крокодиловы слезы (т. е. притворная, лицемерная жалость, неискреннее сожаление) произошло от широко распространившегося в старину поверья, что крокодил якобы плачет, съедая свою жертву. В одном Азбуковнике (словаре) XVII века сказано о крокодиле: «Егда имать человека ясти (т. е. когда ловит человека, чтобы съесть его), тогда плачет и рыдает, а ясти не перестаёт».
Заварить кашу. В наши дни каша — только вид пищи, а раньше это слово имело ещё один смысл: свадебный пир, свадьба.
О том, какое значение придавалось каше, можно судить по свадьбе Дмитрия Донского. Принято было устраивать кашу у отца невесты. Но Дмитрий Донской считал ниже своего достоинства ехать к нижегородскому князю Дмитрию Константиновичу, а последний отказался ехать в Москву к молодому Дмит-рию, которому в то время было 16 лет. Поэтому кашу устроили между двумя городами — в Коломне.
От этих хлопотливых «каш», в которые втягивался весь город, и родилось выражение заварить кашу.
Жить на большую (широкую) ногу. Это выражение происходит от того, что в XIV столетии в Западной Европе знатность определялась длиною башмака.
Башмак дворянина был в полтора фута, башмак барона — в два фута, в башмак князя — в два с половиной фута. Как видите — по башмаку можно было узнать самого знатного.
Впоследствии вместо жить на большую ногу стали говорить жить на широкую ногу.
Слово худой в выражении на худой конец (т. е. в крайнем, наихудшем случае) употреблялось раньше в смысле «плохой».
Этот смысл сохранился в современном языке в сравнительной степени прилагательного плохой — хуже и в некоторых пословицах и поговорках: не говоря худого слова; худой мир лучше доброй ссоры, худая слава бежит, а добрая лежит, и т д .

Googmen

Что такое баклуши в известном выражении бить баклуши — праздно проводить время, бездельничать? Оказывается, первоначально это словосочетание значило: раскалывать осиновый чурбан на чурки (баклуши) для изготовления из них ложек, поварёшек и других мелких изделий. Дело это было простое, не требующее больших усилий и умения, поэтому выражение бить баклуши и превратилось во фразеологизм, синоним слова бездельничать.
Выражение мы пахали (иронически о том, кто хочет примазаться к чужой работе) берёт начало от написанной в начале XIX века басни И. И. Дмитриева «Муха»:
Бык с плугом на покой тащился по трудах;
А Муха у него сидела на рогах,
И Муху же они дорогой повстречали.
«Откуда ты, сестра?» — от этой был вопрос.
А та, поднявши нос,
В ответ ей говорит: «Откуда? — Мы пахали!»
Некоторые выражения из басен французского поэта-баснописца Жана Лафонтена вошли в нашу речь. Так, в басне «Обезьяна и Кот» Обезьяна заставляет Кота доставать ей из огня жареные каштаны. Кот обжигает лапы, а каштаны съедает Обезьяна. С тех пор о том, кто выполняет с риском для себя работу, плодами которой пользуется другой, говорят: «таскает каштаны из огня».
Фразеологизмы альфа и омега (начало и конец; сущность, основа), от альфы до омеги (от начала до конца, полностью) произошли от названий первой (альфа) и последней (омега) букв греческого алфавита. Между прочим, слово алфавит тоже составлено из названий первой и второй (вита, бета) букв греческой азбуки.
К каждому значению некоторых многозначных слов есть свои фразеологизмы. Так, со словом лицо в значении «передняя часть головы человека» есть фразеологизмы лицом к лицу, лица нет на ком-либо, измениться в лице; в значении «наружная сторона чего-либо» — показать товар лицом; в значении «личность, человек как член общества» — должностное лицо, невзирая на лица; в значении «поверхность чего-либо» — стереть с лица земли и т. п.

Googmen

В современном русском языке есть так называемые связанные корни, которые существуют только вместе с приставками и суффиксами: например, -каз- (-каж-) (исказить, искажённый), -верг- (-верж-) (отвергать, опровержение). Любопытно, что в закарпатских диалектах, где сохранились в первозданном виде многие слова со времён Киевской Руси, эти корни существуют в чистом, не связанном виде. Там говорят казити (портить), верж долу (брось вниз).
В русском языке существует полнозначное слово без корня: глагол вынуть. Первоначально в нём был корень -я- с призвуком н: вы-ня-ть (ср.: об-ня-тъ, при-ня-ть). Затем этот корень был вытеснен суффиксом -ну-, обозначающим законченность действия, — вы-ну-тъ.
Googmen
Слово замок образовано от слова замыкать так же, как запор — от запирать. Однако забор образовался не от забирать, т. е. присваивать землю, обнося оградой, а от древнего слова борти — бороться, защищать.
Слово взор образовано от старинного глагола взирать, т. е. смотреть (ср.: надзор — надзиратель, т. е. надсмотрщик). В современной речи мы часто употребляем выражение невзирая на (несмотря на). В Закарпатье, где уже в VII—VIII веках жили выходцы из Древней Руси, и сейчас говорят позирати — смотреть. Отсюда произошло и слово позор — острый стыд провинившегося, которого в наказание выставляли на всеобщее обозрение. Слово презирать первоначально обозначало «смотреть свысока, сверху вниз», т. е. с чувством собственного превосходства.
Известные вам слова лечь, излагать, залог, надлежать, непреложный, располагать — однокорневые. В основе всех этих слов лежит общее значение, заключённое в корне лег, имеющем несколько вариантов (лег — леж, лаг — лож, ляг — ляж). Со старославянскими приставками книжного происхождения глаголы излагать, предлагать приобрели более отвлечённое значение. В некоторых случаях старославянские приставки придают словам стилистическую окраску торжественности: возложить. Слово непреложный первоначально имело значение невозможности переложить предмет в другое место, а затем, переосмыслившись, стало означать «ненарушимый».
Всем известно слово здание — постройка, сооружение. Оно произошло от глагола созидать — строить, сооружать. Человека, созидающего (строящего) здания, называли зодчим. В современной речи его называют строителем, архитектором, а слово зодчий употребляется в торжественной речи. Итак, в слове здание зд- — старинный корень.
Знакомое вам из приключенческих книг слово сокровище происходит от глагола сокрыватъ — скрывать, прятать. Первоначально оно означало клад (от глагола класть — откладывать в укромное место). Этого же корня слова откровенный (открытый, чистосердечный, искренний), кровля (крыша) и др.
Много интересного подскажет вам чередование а(я) — у. Оказывается, от слова трястись произошло слово трус; от звякнуть — звук; от напрягать — пружина, упругий (ср.: укр. напружений — напряжённый); от сопрягать (соединять, связывать) — супруги; от вязать — узы (связи, ср.: узы дружбы); отсюда и узник — невольник.
Googmen

Много интересного открывает нам в происхождении слов чере-дование согласных г/ж, к/ч и др. Так, от древнего слова вага (вес) произошли слова важный (весомый), уважать (ощущать весомость — испытывать чувство почтения), отважиться (решиться на важный поступок), отважный. Родственными друг другу по происхождению являются слова тугой, тяга, тяжёлый, тужиться. Понятен путь переосмысления древнего слова туга, вначале «тяжесть», затем «тоска, печаль» (сохранилось в диалектах и украинском языке); отсюда тужить (В темнице там царевна тужит).
От старинного слова прок со значением «остаток» образовались слова прочий («остальной, другой»), прочить (определять на будущее) и прочный: вначале «оставленный про запас», а затем «надёжный, крепкий, основательный».



Вот какие удивительные превращения неразрывно объединяют лексику, фонетику и словообразование.
От старинного глагола хитить, т. е. красть (ср. похищать, хищение), происходит слово хищник. Этого же происхождения и слово хитрый, которое вначале означало, вероятно, склонность приобретать себе что-либо нечестным путём, обманом. Да и сейчас слово ухищрения обозначает недобросовестные попытки обмануть кого-либо, запутать следы и т. п.
Родственны глаголу хитить и современные слова восхищать, восхитительный. Путь образования и осмысления этих слов примерно такой же, как и слова пленительный от глагола пленить — пленять (который буквально значит «взять (брать) в плен»).
От глагола мыслить (думать) образовались слова замышлять (задумывать), промышлять (добывать что-либо умом, смекалкой, умением). Отсюда возникло слово промысел (занятие охотой, мелкое производство), а позже образованное Н. М. Карамзиным слово промышленность.
Googmen

Этимологический анализ слов (исследование происхождения слов и их частей) открывает нам некоторые древние суффиксы, которые уже не ощущаются как значимые части слова и при анализе его состава в школе не выделяются. Тем не менее любопытно знать, что слова жир, пир некогда образовались от глаголов жити, пити с помощью древнего суффикса -р; при помощи старинного суффикса -ог от слова пир образовалось слово пирог, а от глагола творити (с первичным значением «месить, разбалтывать») — творог. Не ощущаются уже как суффиксы: -н- — в слове окно (ср. око — глаз); -х- — в словах дух, смех, успех; -ц- — в слове кольцо (кольцо от коло — круг).
Любопытна этимология слова странный. Первоначально оно обозначало «посторонний, нездешний, из других стран». Поскольку чужестранцы удивляли своим языком, одеждой, внешностью, то за словом странный закрепилось значение «необычный, особенный, непохожий на других».
В истории языка известен курьёзный случай превращения в суффикс... кусочка окончания. В XIX веке во Франции появился экипаж с надписью «омнибус», что по-латыни означало «всем» (для всех). Кусочек окончания -ибус — -бус был ошибочно воспринят как суффикс и стал использоваться для образования названий различных видов общественного транспорта: автобус, троллейбус, аэробус и даже библиобус (передвижная библиотека).
Подобное явление произошло и с суффиксом -он в греческом слове электрон (янтарь), которым была названа элементарная частица вещества. Захватив кусочек корня, физики восприняли трон как суффикс и образовали термины: позитрон, нейтрон, а позже названия установок — синхротрон, циклотрон и др.
Как и приставки, суффиксы могут быть синонимичными (бесправие — бесправность, доброжелательство — доброжелательность, героический — геройский, писарь — писец), омонимичными (домик — химик, снежок — глубок, мамин — гусиный, ткач — лежачий, радист — лесистый, дубовый — стартовать).
Googmen

В русском языке очень много слов с эмоциональнооценочными суффиксами; сравните слова, содержащие такие суффиксы: матушка, детушки, зимушка, воробышек, ящичек, вещица, берёзонька и др.
Особенно много слов с этими суффиксами в русских народных сказках, песнях, былинах, часто — даже в их названиях: «Золотой петушок», «Аленький цветочек», «Сестрица Алёнушка и братец Иванушка»... Продолжите этот список!
Наши писатели, поэты, пользуясь средствами фольклора, в частности словами с уменьшительно-ласкательными и увеличительными суффиксами, создают свои произведения, по содер-жанию и по форме близкие образцам народно-поэтического творчества. Образцами таких произведений могут служить поэмы М.Лермонтова «Песня про купца Калашникова», Н. Некрасова «Песня Ерёмушке», стихи А. Кольцова.
Googmen

Одним из продуктивных способов морфологического образования слов является сложение их основ.
Сложные слова в русском языке многочисленны и разнообразны.
Ещё с давних времён были известны сложные слова, например в названиях городов: Новгород (859 г.), Звенигород (1087 г.), Ярославль (1071 г.), Холмогоры, Волоколамск.
Волоколамск — название произошло от двух слов:
1) от реки Ламы, протекающей в Московской и Тверской областях;
2) от слова волок. Волоками в Древней Руси назывались места наибольшего сближения судоходных рек, по которым в старину перетаскивали (волочили) по суше суда и грузы из одной реки в другую. Сравните также название города Вышний Волочек.
В наше время по этому же типу названы города Зеленогорск, Новосибирск, Волгоград.


После принятия на Руси христианства из церковной литературы в русский язык вошло много сложных слов, образованных по типу греческих: благолепие, благоухание, велеречивый (многословный), славословить и др. Но ещё до того в древнерусском языке было немало словосложений чисто народного происхождения: Святослав, Володимир.
Издревле очень богаты меткими сложными словами просторечия: лежебока, белоручка, горемыка (от мыкать горе — испытывать лишения), пустомеля, сладкоежка, сорвиголова и пр.
Интересно происхождение слова скатерть. Образовалось оно от сложного дъскотерть, т.е. кусок ткани для вытирания стола (дъска, или доска, первоначально обозначала стол). В некоторых диалектах существует слово рукотертъ — полотенце. Начальное стечение согласных дъск произносить было трудно, и звук [д] исчез, а звук [о] под влиянием аканья превратился в [а].



Сложное слово тунеядец — древнего происхождения. В закарпатских диалектах сохранилось древнерусское слово туне, употребляющееся в смысле «дёшево». Прежде оно обозначало «даром». Отсюда тунеядец буквально— дармоед (ср.: всеядный, травоядные).
Словосложение широко распространено, пожалуй, во всех европейских языках. Но в некоторых языках, например в венгерском, оно является повсеместным и совершенно обычным явлением. Дело в том, что имена прилагательные-определения в этом языке произносятся и пишутся, как правило, слитно с определяемыми существительными. Так, одуванчик по-венгерски уегтеЫапсШ, что дословно означает «детсковеночнаятрава» (т. е. трава, из которой дети плетут венки).
В развитии русского языка известно явление так называемой гаплологии (упрощения) — опущения одного из двух одинаковых слогов или звуков: знаменосец (вм. «знаменоносец»), минералогия (вм. «минералология»), трагикомедия (вм. «трагико-комедия»), дикобраз (вм. «дикообраз»).
Слово военачальник образовано от устаревшего вой (боец) с помощью соединительного гласного е.
Любопытно, что в отграничении сложносокращённых слов от сложных может помочь ударение: в сложных по происхождению словах телефон, телеграф, телескоп, телевизор, телетайп по одному ударению, а в сложносокращённых — ещё и по одному дополнительному: телезритель, телепередача, телецентр, телеантённа и др.
Оказывается, существуют сложносокращённые слова, состоящие из одних гласных звуков, например: ИУУ (Институт усовершенствования учителей), ОАИ (общественный автоинспектор), ОИЯИ (Объединённый институт ядерных исследований). Впрочем, в последнем сокращении один согласный звук есть — это []]; он спрятался в букве я.
Googmen

Производящей основой называется основа, от которой непо-средственно образовано слово. Так, глагол подружиться образован не прямо от основы друг- (друж-). Последовательная слово-образовательная цепочка здесь такова: друг —> дружить —> подружиться. Нередко этих цепочек (ответвлений) бывает несколько: польза: а) полезный, бесполезный; бесполезность; б) пользоваться, пользование. Мир (согласие): а) мирить, по-мирить, помириться; б) мирить, примирить, примириться, примирение и др.
Наличие в слове одновременно приставки и суффикса вовсе не обязательно свидетельствует о приставочно-суффиксальном способе словообразования. Так, слово подводник образовано суффиксальным способом (суффикс -ик) от производящей основы подводи- (моряк подводного флота), а подстаканник — приставочно-суффиксальным способом от производящей основы стакан.



Как известно, приставка о- (об-) может обозначать распространение действия вокруг предмета. Отсюда опёнки — грибы, растущие обычно вокруг гнилого пня; опушка — меховая обшивка по краям одежды или край леса, как бы опушённый (обрамлённый) деревьями. Само слово обрамлённый значит «вставленный в раму или окружённый чем-либо, словно рамой».
Приставка о- обозначает также наличие ошибки, промаха в действии. По этому типу образовались слова ошибка, описка, опечатка, оплошность (корень плох, ср.: сплоховать — совершить ошибку, промах). Эта же приставка о- образует сло-ва, обозначающие частицу какого-либо предмета, оставшуюся в результате того или иного действия: осколок — отколовшаяся часть, огрызок, огарок — остаток недогоревшей свечи и т. п.


Словообразовательный процесс в русском языке в эпоху информационного взрыва поистине безграничен. Нас уже не удовлетворяют известные способы образования слов, и появляются новые, нередко весьма остроумные. Так, аппарат, совмещающий функции магнитофона и радиолы, назван магнитолой, а дирижабль (аэростат) с двигателем, как у вертолёта, — вертостатом. Языковеды называют такие сложные слова телескопическими: они «вдвигаются» друг в друга, как секции телескопа или складного удилища.
Googmen

Что могут быть ... «родовые антонимы». Имена существительные, обозначающие людей или животных, различающихся по полу, могут объединяться попарно в группы «родовых антонимов»: мужчина — женщина, мальчик — девочка. Различия между мужским и женским родом выражаются при помощи разных слов (отец — мать, бабушка — дедушка); окончаниями (супруг — супруга); суффиксами (учитель — учительница, поэт — поэтесса).
Существительные, обозначающие неодушевлённые предметы, «родовых антонимов» не образуют.



Произнося многие слова, мы порой и не подозреваем, что это — своеобразные памятники людям. Так, слово дизель впитало в себя имя изобретателя этого двигателя, немецкого инженера Рудольфа Дизеля. Сталелитейная печь мартен названа в честь французского металлурга Пьера Мартена. Мансарда получила своё название по имени французского архитектора Ф. Мансара. Саксофон увековечил имя своего изобретателя — бельгийского мастера духовых инструментов А. Сакса. Плотная бумага для черчения и рисования ватман носит имя владельца английской бумажной фабрики Ватмана и т. п.
Мороженое пломбир родом из французского города Пломбьер. Майонез пришёл к нам из города Маон, находящегося на о. Менорка в Средиземном море. Название тюль связано с французским городом Тюль, славившимся своими лёгкими прозрачными тканями. Тонкая шерстяная ткань кашемир получила своё название по области Кашмир на севере Индии, откуда её издавна вывозили. А плащ болонъя назван по городу Болонья в Италии, родине этого синтетического материала.

Страницы: [1]2